Bardentreffen-2008: Фолк-бард-рок-поп-блюз-джаз-и африканские барабаны


Надо, наконец-то, написать о летнем фестивале «Bardentreffen». Честно сказать, сделать это очень трудно. Эмоций столько, что они решительно отказываются складываться в предложения, и понадобилось вот уже несколько месяцев, чтобы всё как-то укомплектовалось в голове (и всё-равно не до конца). И очень не хочется скатиться до поучений и нравоучений – хотя это неизбежно где-то и в чём-то произойдет. Неизбежно – потому как столь велик контраст между увиденным там и тем, что так или иначе наблюдается здесь.
Теперь по порядку, и начну с объяснений: «Bardentreffen» - это не совсем бард-фестиваль, то есть не «бард» в нашей трактовке, которая всем известна и пояснений не требует. Там «бард» - понятие более широкое: это музыкант, поющий свои песни. Не важно, в какой форме. Не важно, под какой аккомпанемент – хоть гитара, хоть тамтам, хоть мандолина, хоть дюжина скрипок, хоть все это вместе взятое. Важно одно: исполнитель – автор своих песен, что открывает широкие возможности для музыкального разнообразия фестиваля, а оно, в свою очередь - для привлечения публики.
«Bardentreffen» проводится в немецком Нюрнберге 33 года. Первый был в 1976-м. Интересно, из чего возникла сама его идея: тогда, в середине 70-х, перед городскими властями встала задача (звучит сегодня просто невероятно!) наполнить центральную часть города людьми в вечера выходных дней, когда магазины не работают, ресторано-и-кафемания ещё не стала обязательным атрибутом времени, а «старый город» - центр – немноголюден, мрачен и попросту лишен жизни. Было решено проводить какие-то городские мероприятия, и вот одно из них – конкурс местных и окрестных «лидермахеров» (авторов-исполнителей) на маленькой площади у дома Альбрехта Дюрера (к слову, там сейчас нет фестивальных сцен), камерные концерты без «подзвучки» - в итоге превратилось в крупнейшее в Германии музыкальное событие. «Bardentreffen» 2008 года оказался беспрецедентным по посещаемости – зрителей более 250 тысяч, ещё десять лет назад цифра была в два раза меньше.
Невообразимо, но эти десятки тысяч людей находятся не в лесу и не на стадионе, а в историческом центре старинного средневекового города, перемещаясь от сцены к сцене. Сценических площадок – семь, от одной сцены до другой идти не больше 10 минут, при этом они абсолютно не мешают друг другу, они «невидимы» и «неслышимы» - какой-то неведомый мне технический или акустический момент решён там просто великолепно! Кроме того, между сценами, на улицах и площадях, выступают те, кто в фестивальной программе не значатся. Это не только музыканты, но и жонглёры, акробаты и пр. – своего рода обрамление и украшение основного действа, и оно прекрасно, поскольку создаёт соответствующую атмосферу: творчество витает в воздухе… И не только творчество. Все (и пресса – не исключение) отмечают этот фестиваль как исключительно дружелюбный. Несмотря на толпы народа - действительно, местами людей много, очень много, где-то очень сложно пройти, а где-то просто невозможно, но никто вас в спину кулаком не подталкивает – даже намёка на какую бы то ни было агрессию в лицах нет. И полиции тоже нет, по меньшей мере, её не видно. И никакого шмона, оцепления, заграждений и прочих до боли знакомых атрибутов. Было очень интересно прочитать, что Карл-Хайнц "Charly" Фишер, человек из городского отдела культуры, уже почти 20 лет отвечающий за ВСЁ в этом музыкальном марафоне, видит секрет дружелюбия "Бардентреффена" в … бесплатности. По его мнению, если люди приходят на фестиваль просто так, если они не покупают билеты, не платят за них деньги, то у них нет оснований для требований. Им нечего и не о чем жалеть. Истраченные деньги порождают претензии, несоответствие этим претензиям порождает агрессию. Нет денег – нет агрессии. (Наш человек!)
Неизбежный вопрос, а как же тогда всё это окупается? Никак. Они (капиталисты!) исходят из того, что культура себя окупить не может и ей нужно помогать. В цифровом исчислении это выглядит примерно следующим образом: бюджет фестиваля 310 тыс.евро, часть покрывается за счёт спонсора-банка (кстати, реклама этого банка, довольно скромно висевшая в уголочках – это вообще единственная реклама на фестивальных площадках), ещё немного - за счёт продажи буклетов фестиваля и CD-сборников, а оставшиеся 100 тыс. евро берёт на себя город, считающий за честь являться столицей одного из крупнейших музыкальных событий страны. Более того – опять вернусь к словам "Charly" Фишера: если бы со зрителей взималась плата, то это привело бы к увеличению (!) расходов на фестиваль, так как повлекло бы за собой наём охраны, построение заграждений, отчисления в какие-то органы надзора за авторскими правами, а к тому же и сами музыканты имели бы основание требовать более высокие гонорары.
К слову, о гонорарах. Музыкантам, участвующим в основной программе фестиваля, там платят деньги :) Не очень большие, но и не символические. А музыканты за возможность участия в фестивале, наоборот, денег никому не платят :) Не чудеса ли?
Отношение к музыкантам – вообще отдельная статья. Здесь даже не то поражает, что уже за три, кажется, месяца до события было известно, в какой день и во сколько состоится выступление, сколько оно будет длиться и когда надо явиться на саундчек (и всё это было соблюдено практически с точностью до минуты). Меня больше всего удивил принцип равенства. Всем музыкантам, вне зависимости от того, на какой из сцен они выступают, хэдлайнеры они или нет, местные любимцы или приехавшие за тридевять земель русские или австралийцы, днём они выступают или вечером – всем отводится одинаковое время, полтора часа. Это не ошибка – не 3 песни, не 15 минут, из которых три минуты в начале «прибирает» предыдущая группа, потому что её не отпускают зрители, а три минуты в конце отдают следующей группе, потому что она просто больше нравится организаторам… Нет. У каждого музыканта (или группы) – СВОЙ ПОЛУТОРАЧАСОВОЙ КОНЦЕРТ. О том, насколько это здорово для музыканта, даже говорить излишне – само собой. Но и для зрителей это не менее здорово и удобно, это даёт возможность немного послушать у одной сцены, немного у другой, где-то задержаться и т.д.
Ещё плюс «в копилку» организации – разнообразная и, видимо, продуманная и очень правильно сбалансированная программа. Многообразие жанров, что с определённой долей иронии было вынесено мною в заголовок, отнюдь не создавало впечатления безвкусной мешанины. Семь сцен дали прекрасную возможность развести зрителей в соответствии с их эстетическими пристрастиями. Поэтому, когда на центральной городской площади выступали хэдлайнеры, по-панковски эпатажные финны "Leningrad Cowboys", должные притянуть к себе основную часть так называемой «party»-публики («party»-публика - новое для меня понятие и очень удачное, кажется, определение: публика, которая идёт туда, куда идут все), остальные площадки тоже не пустовали – туда уходили послушать чудесную французскую шансонье с арфой Cristine или эстетские португальские песнопения "Dazkarieh" и т.д.
В общей сложности за три дня на всех семи сценах выступили около 60 групп и исполнителей из 20 стран. То, что наша страна была представлена в этом музыкальном калейдоскопе – немаловажно само по себе (происходит это далеко не каждый год), а то, что русскую музыку представлял там Вадим – это трижды замечательно: во-первых, как факт, во-вторых, потому что давно заслуживает и – забегая вперёд – звучал в фестивальном контексте мировой песенной культуры весьма достойно, и в-третьих - это ведь и победа русского андеграунда тоже. Этот фестиваль был сродни лакмусовой бумажке: как отреагирует совершенно неподготовленная, а в значительной части и нерусскоязычная публика на музыканта, поющего под обыкновенную акустическую гитару (а формат сцены, куда В. пригласили, предполагал именно этот вариант) песни, слова в которых более чем важны. Сейчас уже можно сказать, что всем было немного страшно: а вдруг ничего не понимающие немцы начнут уходить, вход–выход свободный… а вдруг ностальгирующие русские уйдут от разочарования, не увидев ожидаемого «классического барда» … в общем, этих «а вдруг» было достаточно много, вспоминать их совсем не хочется, потому что ничего даже похожего не произошло.
Концерт В. проходил на самой, наверное, камерной и уютной сцене фестиваля - Kreuzigungshof: замкнутое пространство под открытым небом – старинный двор с распятием на стене. Если бы каждую песню не предварял сделанный Вадимом же английский перевод, если бы звук и акустика не были такими безупречными, что о них можно было попросту не думать, если бы число собравшихся на концерте зрителей не составляло несколько сотен человек, то можно было бы сказать, что выступление перед немецкой публикой ничем не отличалось от любого московского или питерского концерта. Если бы… - то да… Но, тем не менее, способность приковать внимание весьма разнородной публики, две трети которой ни слова не понимает по-русски – заслуга музыканта и только. А это - главное.
Показательные штрихи.
Начало концерта, первая или вторая песня, немолодой женский голос говорит шёпотом по мобильному телефону: «Миша, ты далеко от Kreuzigungshof? Здесь музыкант из Питера выступает, иди немедленно – не пожалеешь». И уже после концерта, похоже, те же персонажи – сильно пожилые эмигранты: «Спасибо-спасибо, что сказала, и правда, какой парень замечательный!»
Концерт еще не окончен – прибегает взъерошенная дама, ведающая продажей дисков на этой сцене: «Альбомы закончились, есть ещё?» - «Нет, увы…» Но кто же мог подумать! За час раскупили всё: и новую «Тонкую Игру», и старые альбомы - несколько десятков дисков…
Немецкая пара подошла после концерта, говорят через переводчика: «Впервые пожалели, что не знаем русский язык, чувствуется – там така-а-а-я поэзия настоящая!»
Ещё очень запомнился сидевший недалеко дяденька с бородой, качавший головой, притопывающий и прихлопывающий, не понятно, немец или русский, но и неважно – интернациональный образ рок-н-ролльщика со стажем. Он просто, полузакрыв глаза, балдел – иначе не скажешь - от музыки…
В итоге – что? Спасибо всем – особенно тем, кому это спасибо не было сказано. Спасибо всем – за музыкальный праздник, спасибо герру Фишеру – за доверие и приглашение, спасибо зрителям – за то, что пришли и не ушли, спасибо потерявшемуся нюрнбергскому музыканту Диме Циммерманну (ау, Дима!) за истраченный на нас "отпускной" день. Спасибо самому городу Нюрнбергу - за стены, лету – за солнце, а авиакомпании «Люфтганза» – за небо и чуткое отношение к музыкальным инструментам :)

 

Валентина Антонец, 17 декабря 2008
http://vadim-kurilev.livejournal.com/43561.html